Ботокөз БЕЙШЕНАЛИЕВА Улуттук университеттин орус филологиясын кызыл диплом менен аяктап, мындан төрт-беш жыл мурда КМШ өлкөлөрү боюнча «Один мир – много языков» аттуу АУЦА уюштурган адабий сынакта биринчиликти жеңип алып лауреат болгон жайы бар. Ботокөз адабият астанасын кокусунан аттап калган да таланттуулардан эмес, атасы – акын Атахан Кожогуловдун тун кызы. Анын тырмак алды бул чыгармасы атайы жеңүүчүлөрдүн өзүнчө альманахына киргени маалым. Бүгүн «Коом жана Мен» сайты Ботокөздүн ошол чыгармасын кыргыз окурмандарына орус тилинде тартуулоону туура көрдүк.

Ботокөз БЕЙШЕНАЛИЕВА

Рассказ

Что если  жизнь уходит, а душа остается?

Меня будит сияние солнца. Я просыпаюсь и ощущаю теплоту, проникающий из окон моей комнаты. Скоро наступит весна. Уйдут  метели, снега и наступит яркая весна,  согревая сердца миллионов  жителей нашей планеты.

Я  прижимаюсь к теплому одеялу, и падаю в рутину размышлений. Я могу думать часами, и о чем угодно. Однажды, когда мне было 12, я ждала на остановке автобус, чтобы добраться до школы. Рядом со мной подсела одна женщина зрелого возраста. В руках у неё была маленькая красивая собачка. Не могу назвать точную породу, но она была  из тех роскошных  пород, которые непременно нуждаются в  маникюре и педикюре, не говоря уже о личном парикмахере. Так вот, когда вдали показался автобус, она открыла дорожную сумку, и осторожно положила туда  маленькую собачку, также осторожно закрыв его за замочек. Я тогда подумала, что наверняка в автобус не впускают с животными, что объясняло попытку спрятать животное. Но когда автобус затормозил, женщина поднялась, и пошла вдоль дороги, а потом и вовсе перешла дорогу и скрылась за толпами людей. Я задавалась вопросом — зачем понадобилось прятать собаку в сумку, если она не собиралась садиться в автобус? Может быть, ей надоело нести её на руках? А может быть, она просто не хотела, чтобы все на неё глазели как я? Так я и задумалась, что  пропустила нужный автобус и опоздала в школу. Вот до  чего  я была задумчивая! Но самое интересное в этой истории было то, что вечером по новостям, я узнала, что тот самый автобус, на который я не успела сесть, вылетел за обочину моста и ударился об землю с 8-ми метровой высоты. Было огромное число кончавших, и десятки пострадавших. Так, что рассеянность- это хорошее качество. И такое бывает!

   Я лениво поднялась и села на кровати. В последнее время  лень стало моим вторым именем. Ни убраться дома по-человечески, ни погулять, как нормальная молодежь это делает, я не хотела, потому и душу охватывало какое-то неприятное чувство: пустоты и тоски, которое стало частым гостем  в моем внутреннем мире. Я хотела какого-то всплеска, который бы дал мне толчок, позволивший мне снова идти навстречу жизни. Потому и жизнь проходит, как в полусне, и я не могу ни плакать, не смеяться, вместо этого я превращаюсь в каменную статую без человеческой души и с каменным сердцем. Пора  все менять! Пора проснуться от этого риторического сна!

Я оглядываю свою комнату, такую же опустошенную и невзрачную, как и  я сама. Справа от меня стоял большой комод с моими вещами, а рядом стол, на которой лежали мой ноутбук и куча разных тетрадей с записями, а на краю стола красовалась записка от него, оставленный еще три дня  назад. Вокруг куча не  разобранных коробок с моими личными вещами, которые я еще не разобрала после переезда. Вот и все, что составляло содержимое моей комнаты.

Я встаю и подхожу к столу и уже в сотый раз читаю надпись, написанный его размашистым подчерком, который стал для меня таким знакомым и родным. «Ушел за продуктами.… Вернусь через десять минут!»,- писал он. Вот только он так и не вернулся. Ни через десять минут.  Ни через три дня. Я опустила глаза…  В эту секунду мне захотелось расплакаться, но я была настолько опустошена, что казалось и слезы совсем ссохлись. Зачем  он бросил меня, и даже не удостоил объяснений? Возможно, ему было стыдно смотреть в мои глаза? А ведь как прекрасно все начиналось! Но прекрасное начало не гарантирует прекрасного конца. Вместо этого я стояла и разглядывала свои  ноги. Я была маленького роста, потому и ноги у меня были 36 размера, но при этом казались какими-то длинными за счет того, что они были слишком узкими и худыми, да и к тому, же с длиннющими пальцами. Вот такие у меня были некрасивые ноги! Может быть, это и явилось причиной того, что он меня бросил?

В последнее время в моей голове возникало слишком много вопросов. Я встряхнула головой, отгоняя ненужные мысли, и решила сделать утреннюю пробежку. Я надела свои кроссовки и побежала навстречу улицам.

  Солнце озаряло день своими яркими лучами, но почему-то оно не согревало мою душу, которая успела выстроить щит из холодного льда. Мимо меня прошла молодая пара. Они обнимались и шли, крепко держась за руки. Они улыбались друг другу и улыбались даже мне — одинокому ненужному существу среди огромного мира. Любовь порой делает тебя таким ненормальным, что невольно начинаешь улыбаться даже прохожим. Это напомнило мне о нем, но воспоминания о наших счастливых днях лишь нагоняли тоску. Когда- то и мы шли по улицам, улыбались, как дети и также казались самыми счастливыми на всем белом свете. Счастье есть.… Но что значит счастье? Оно так внезапно приходит, и уходит, что мы не успеваем насладиться ею в полной мере. Говорят, не стоит оглядываться назад, но что если воспоминания поддерживают мою жизнь, что если воспоминания говорят мне о том, что я когда-то была счастливой? Можно ли идти вперед, когда настоящее подобно воде из под стакана – прозрачна и совершенно пуста? Можно ли стремиться к счастью и любви, зная, что они всего на несколько секунд? Почему я не смеюсь, когда другие смеются, и не плачу, когда плачут другие? Я ведь такой же человек, как и все остальные на этой планете, и во мне нет ничего, что отличает меня от других. Я такой же человек, способный чувствовать, страдать и любить. Что делает меня чужой в этом мире?

Пробегая несколько кварталов, я сажусь на скамейку. Нет, я совершенно не устала. Мне просто захотелось сесть. Не знаю зачем. Я смотрела на лица прохожих, и все они излучали радостью и счастьем. Мне казалось, что все они сговорились всем своим видом, говоря мне прямо в лицо- «Я счастлива». Это вызывало во мне тошноту. Мне хотелось бежать. Бежать подальше от этого мира, где я была единственным несчастным существом.

Прекрасное утро!- внезапно рядом со мной раздался женский голос. Рядом сидела женщина с роскошными каштановыми волосами и смуглым цветом лица. Она смотрела прямо, и мне открывался вид её красиво очерченного профиля с острым носом и выпирающим вперед лбом.

— Только не для меня,- тихо ответила я.

Не знаю как для тебя, но меня лишь один вид счастливой улыбки заряжает радостью, даже, когда мне очень плохо,- сказала она, продолжая смотреть вперед.

Почему-то меня это делает несчастнее.

Каждый человек устроен по своему,- она взглянула прямо на меня. Только теперь, я заметила её карие глаза, которые почему-то казались мне подозрительно знакомыми. – Каждый человек уникален, и отличается ото всех.

— Но это также и делает его пришельцем с чужой планеты.

— Для этого достаточно быть  дома, а дом твой там, где находится твое сердце. Тогда ты перестанешь чувствовать себя пришельцем.

А если это невозможно?

Ничего не бывает невозможного! Все в этом мире подвластно душе человека, не считая судьбы, которая подвластна только Богу,- сказав это, она медленно поднялась и плавно пошла по аллее, вливаясь в толпу счастливых предателей.

  Я снова осталась наедине с собой. Наедине с безответными вопросами. С чувством отчуждения от всего мира. Она была права, говоря, что наш дом там, где наше сердце. А сердце моё было в его руках. Где был он, мне было неизвестно. Внезапно, это помогло мне осознать, что с ним что-то могло произойти. Почему мне не пришла эта мысль раньше? Не мог же он уйти просто так без объяснений? А может по дороге домой его сбила машина? Может по дороге домой ему стало плохо, и он лежит в какой-нибудь больнице и ждет меня? Я побежала в сторону дома. Я подумала, что если он решил отправиться за продуктами, то он бы не стал уходить так далеко. В первую очередь в мою голову пришел З. единственный крупный супермаркет, который находился совсем рядом с моим подъездом. Прямо у его входа стоял старик, подметающий городскую аллею.

Извините, вы каждый день здесь подметаете?- озабоченно спросила я.

— Каждый день по расписанию. Подметаю чисто, никаких претензий от людей не слышал. А что? Вы из какого-то учреждения?

— Нет! Я просто хотела узнать, несколько дней назад, не наблюдали ли вы  ничего необычного в этом районе?

— Да нет, все как обычно.

— Спасибо,- сказала я, и уже уходила, когда старик окликнул меня.

Совсем из головы вылетело — склероз у меня старческий. Несколько дней назад на этой дороге сбили человека.

Кого?- спросила я, и земля ушла из под моих ног.

Не знаю кого, но кровище оставалось приличное. Пришлось даже специальную машину вызывать и отмывать огромное пятно на дороге.

— Этот человек, которого сбила машина, был мертв?

Нет. Его машина увезла — скорой помощи.

Вы не знаете, куда они его увезли?

Не знаю, наверное, в ближайшую больницу.

  Я побежала в сторону Д. больницы, который находился в нескольких кварталах от меня. Только сейчас, когда возникла вероятность того, что с ним может что-то случиться, позволило мне осознать, насколько он важен для меня, насколько я его любила. Пусть он оставит меня, оставляя за собой пустоту, пусть я никогда его не увижу. Со всем была согласна я, но лишь бы знать, что он живой и невредимый, знать, что его сердце бьется, как бьется мое.

Не помню, как добежала я до больницы, помню только, как  заглядывала в каждую палату и кричала его имя, но все будто не слышали меня.

Кого вы ищете?- спросила девушка, стоявшая вдоль коридора. На ней было, что-то вроде подобия толи пижамы, толи халата, и потому я решила, что она здешняя пациентка.

— Я узнала, что три дня назад на пересечении улиц У.-Г. сбили человека. Вы не знаете где он может быть?

Тут всех кто-то, да где-то сбивает, причем каждый день,- сказала она, трогая свои светло-русые волосы.

Вспомни, пожалуйста! Этого человека сбил грузовик. Я бы и сама узнала у докторов, но все бегут куда-то, совершенно не замечая меня.

— Они тебя не услышат!- равнодушно ответила она, и меня сильно удивил её ответ. – Поднимись на третий и иди в сторону реанимации, если его сбил грузовик, то должно быть, он в тяжелом состоянии.

Она ушла медленными и плавными шашками, будто впереди её ждала целая вечность.

Вероятность того, что он мог оказаться в тяжелом состоянии, разорвало мое сердце. «Господи, пусть это не окажется он!»- молилась я про себя поднимаясь на третий  этаж. Я очутилась посередине  узкого коридора, среди людей в белых халатах.  Я обошла, все палаты и вдруг увидела его. Он сидел в кресле рядом с реанимацией — живой и здоровый. Мне захотелось расплакаться и подбежать к нему, ведь с ним все было в порядке. Но подойдя ближе, я  заметила, что глаза его опухли, лицо его выражало горе, глаза опушены вниз, и не выражали какой-либо жизненной живости, которая была так свойственно его энергичному темпераменту. Нас отделяло несколько ярдов, но он не замечал меня. Но что он здесь делал и что его так расстраивало? Из палаты, рядом с которой он сидел, внезапно  появился доктор высокого роста и здорового телосложения. Увидев доктора, он поднялся и буквально подскочил к нему навстречу.

Как она?- взволнованно спросил он, и в его голосе слышалась дрожь.

Никаких изменений!- ответил доктор. Вы уже третьи сутки  находитесь здесь. Вы её родственник?

— Жених,- его голос прозвучал словно камень.

Ну что ж, мы будем делать все, что зависит от нас,- сочувственно ответил доктор, и ушел вверх по коридору.

   Услышав ответ, его лицо стало все более безжизненным, будто у него отнимали что-то важное, вместе во всем миром, вместе со всем смыслом жизни. Он долго смотрел в какую-то точку, и слезы покатились, по его, и без того влажному от слез лицу. Меня он так и не заметил. Мне хотелось подбежать к нему и спросить, что случилось, но осознание того, что там, в палате умирала его любимая, не позволило мне это сделать. Как он мог обманывать меня столько времени? Как он мог, говорить, что я его единственная? Огромный, с величиной в океан комок подступил к моему горлу. Я побежала прочь. Мне хотелось плакать, но я не плакала. Мне хотелось радоваться и смеяться, ведь с ним все было в порядке, но я не смеялась. Я просто бежала. А плакать мне хотелось от того, что я его любила, и думала, что и он меня любил. А я  любила его так сильно, что невозможно было объяснить словами. И миллионы слов со всего мира не выразили бы ту силу, с которой я любила его. Он был жив, сердце его билось…  Не этого ли я так хотела?

    Солнце продолжало сиять. Люди продолжали смеяться. Казалось, весь мир издевался надо мной. Почему светит это  чертово солнце? И почему люди продолжают смеяться? Я бежала по дороге, и хотела, чтобы оно закончилось. Хотела, чтобы передо мной появился огромный каменный тупик, и я бы ударилась об неё, рассыпаясь на мелкие кусочки. Но дорога не заканчивалась, и вместо этого я упала на холодный асфальт. Мне было все равно, что подумают окружающие, мне вообще было плевать на весь этот проклятый мир.

   Не знаю, сколько времени я пролежала так. Помню только, что кто-то поднял меня и посадил на ближайшую скамейку.

Мы с тобой опять встретились на том же месте,- раздался голос того кто помог мне встать.

 Сидела я на той же скамейке, где сегодня уже была, и передо мной стояла все та же женщина, с которой у меня сегодня произошел разговор.

Опять вы? Вы что меня преследуете?

Я не преследую, я  веду тебя?

Ведете? Куда?

— В мир, где ты должна была быть еще три дня назад.

 Похоже, среди тех людей, которых я сегодня встречала, были не только счастливые — среди них были и сумасшедшие.

— Вы что сумасшедшая? – с негодованием ответила я.

— Я знаю, что это звучит как бред сумасшедшего, но я пришла за тобой? Я твой ангел-хранитель!

— Сумасшедшая вы, а не ангел-хранитель!- я уже уходила, но она остановила меня, схватив за руку.

Я знала, что ты так и отреагируешь, поэтому я не рассказала тебе всю правду сразу,- мягко продолжала она, не отпуская моей руки. Правда заключается в том, что я действительно твой ангел-хранитель. Ты должна меня помнить. Мы с тобой уже виделись 10 лет назад на остановке. В тот день ты должна была оказаться в списке умерших на том злосчастном автобусе.

  Я не верила своим ушам, да что тут говорить, я не верила своим глазам. В ней, я узнала  ту самую странную женщину с маленькой собачкой. Но ведь это было невозможно! Прошло целых 10 лет, а на её лице не появилось ни одной новой морщинки.

— Твоя душа застряла в этом мире! Ты думаешь, что жива, но здесь витает лишь твоя душа!

Этого не может быть! Я жива! – чуть ли не орала на всю глотку, но никто так не обратил на нас внимания. Я не могла умереть!

—  Три дня назад, в четверг утром тебя сбил грузовик. Ты должна это вспомнить!

— Я ничего не собираюсь вспоминать! Со мной ничего не произошло! Если бы я умерла, как ты объяснишь то, что меня все видят?

— Тебя никто не видит! Живые не могут тебя видеть! –я отдернула руку, высвобождая её.

— Эй вы меня видите? –я встала и орала толпе, которая всегда куда-то шла, но никто даже не обратил на меня внимания. Они считают меня ненормальной, потому и не обращают на меня внимания. С этими психами у меня совсем крыша полетит.

— В той палате, рядом с которой сидит твой парень, осталась твоя физическая оболочка, оно находится в коме. И находясь здесь, ты лишь продлеваешь его страдания.

— Знаете, дамочка! Я не знаю, почему вы вообразили из себя моего ангела-хранителя, но я не собираюсь никуда улетать!- сказав это, я ушла прочь от неё. Я боялась, что она меня остановит, ведь с этими психами не знаешь как себя вести, но она меня не остановила. Я  шла домой- это единственное место, где мне хотелось оказаться. Я думала над тем, что мне говорила эта ненормальная. Я ей не верила, но откуда она обо всем знала? О том, что было 10 лет назад, о том, что было в больнице. Это было очень странно! Более чем странно!

  Я проходила мимо того же места, где когда-то разговаривала со стариком, когда внезапно за спиной раздались голоса двух охранников стоявшие и курившие у входа в гипермаркет:

Жалко Семеныча!- проговорил один, который был чуть по  больше другого. Хороший мужик был.

Да…- отвечал другой. До жути чистоту любил старик!

Какой старик? Тот, самый который подметал эту улицу?- мой голос дрожал, но его все равно никто не слышал. Они меня не видели. Меня вообще никто не видел. Этот старик был призраком. И та девушка в больнице. И та пара на дороге. Все они были призраками, но и я была одной из них.

* * *

   Я  проснулась  и ощутила пустоту рядом с собой. Я открыла глаза и обнаружила, что его нет рядом. Я поднялась и увидела записку, оставленную от него на столике: «Ушел за продуктами… Буду  через 10 минут». Я направилась в ванную, и помыла лицо прохладной водой. Я уставилась на свое отражение. В зеркале отражалась молодая девушка с растрепанными волосами, почти черного цвета, с худым лицом и с кожей молочного оттенка. Моя кожа была чистой, без всяких угревых сыпей, но на носу были маленькие черные точки, от которых я никак не могла избавиться. Даже частые походы к косметологу не помогли мне избавиться от них. Маленький нос с округленным концом и глаза такие же черные как мои ресницы и брови. Практически я считалась красавицей, но мне не нравились мои уши, уж слишком они были велики для моих миниатюрных параметров. Потому и я, никогда не собирала волосы, тщательно стараясь скрыть их за волосами.

 Я осмотрела ванну- это у меня привычка такая смотреть по сторонам, когда нечего делать, и в поле моего зрения попала его черная сумка в виде маленького чемодана, висевшая на вешалке рядом с полотенцем. Я конечно не клептоманка, но меня одолело сильное желание порыться в его сумке. Я немного замешкалась, боялась, что он может появиться в любую секунду, но я не могла противостоять любопытству. Я принялась рыться в его сумке, ничего особенного там не оказалось, обычные мужские вещички: бумажник с правами и прочими документами, бритва, лосьон, ручки, какие-то деловые бумаги и красная маленькая шкатулка. Не мешкая, я открыла шкатулку и увидела кольцо. Моему  удивлению не было предела! Неужели он собирается сделать мне предложение? Не знаю, что я почувствовала в этот  момент- страх, радость, счастье?  Знаете, иногда человек может всю жизнь ждать подарка судьбы, но когда он его получает, то впадает в какой-то ступор, в какой, от неожиданности, впала и я. Я должна была кричать от радости и прыгать до самого потолка, но мне понадобилось несколько мгновений, чтобы осознать всю радость моей находки. Меня приятно растрогал его выбор, и мне захотелось оказаться рядом с ним как можно быстрее. Я одела поверх платья плащ и побежала навстречу к нему. Я побежала навстречу окрыленная и такая легкая как летний ветер. Когда я выбежала на улицу, он шел по аллее с пакетами в руках, и нас отделяла лишь одна дорога. Я вспорхнула к нему навстречу, и как можно скорее хотела оказаться в его объятиях, прижаться к нему, ощутить запах его волос, обнять его как можно крепче, и сказать, как сильно я его люблю. Я хотела прокричать на всю улицу, что я согласна быть его женой, и  я летела навстречу к нему. Нас разделяли, какие доли секунды, и вдруг я приняла на себе тяжелый удар.

  Я лежала на асфальте. В ушах отдавался какой-то шум, а потом тишина. Теперь я все вспомнила.

  Я умерла.

Мое сердце перестало биться.

Я умерла.

Я вправду умерла! Но хотела жить. Я хотела, чтобы моя жизнь продолжалась. Я не собиралась стать великим человеком, я просто хотела окончить университет, получить диплом и стать простым доктором. Я хотела быть рядом с ним, и прожить всю свою оставшуюся жизнь. Примерить на себе белое платье и пойти на алтарь держась за его руку. Быть с ним, и прожить вместе весь остаток жизни. Услышать смех нашего младенца. Видеть, как растут наши дети. Радоваться за успехи своих детей, и искренне верить, что они вырастут достойными людьми. Ощутить себя самым счастливым человеком на свете. Счастливой женой. Счастливой  матерью. Но теперь, этого никогда не случиться. Я никогда не пойду под венец, держась за его руку. Я никогда не услышу смех моего младенца и не постигну материнского счастья. Никогда не увижу его. Меня больше нет в этом мире….

* * *

Что я должна сделать?- спросила я ту женщину. Вернувшись на то же место, откуда я недавно ушла. Она сидела на той же скамейке, которая стала для нас постоянным местом встречи.

— Ты должна в это поверить и принять, а дальше все произойдет само собой.

— А если я не хочу этого принимать? А если я хочу остаться?

— Из всех жителей планет, люди самые жизнелюбивые существа. С вами всегда возникают проблемы. Человеческие души цепляются за жизнь, пытаются ухватиться за мельчайшую ниточку, думая, что этим могут вернуться назад.

— Но я ведь еще не совсем умерла. Должен быть какой-нибудь способ вернуться назад,- я схватила её за руку и крепко сжала своими пальцами.

— Да пойми же ты, наконец! Это не возможно!- сказала она, высвобождая свои руки.

— Ты же ведь говорила, что не бывает ничего невозможного,- и все-таки надежда умирает последней.

— Но человек не властен над своей судьбой. Это твоя судьба! Умереть в молодом возрасте. Это должно было случиться еще 10 лет назад. Я когда-то уже нарушила канон, когда спасла тебя.

  Я закрыла глаза руками. Я по-настоящему захотела расплакаться. Но слезы не потекли по моим щекам. Я хотела плакать- плакать  по-настоящему. Я хотела почувствовать теплоту слез на щеках, и ощутить на губах его солоноватый вкус. Но теперь я никогда не заплачу. Теперь это не возможно.

— Я бы многое изменила в своей жизни. Я бы научилась ценить каждую секунду. Каждое утро просыпаться сиянием солнца и пытаться жить каждой клеточкой своего тела. Я бы благодарила Бога за каждую секунду, подаренную мне. Я бы каждую минуту говорила любимому мне человеку, как сильно я его люблю. Я бы просыпалась каждый день и встречала восход солнца. Я бы поднялась на самую высокую гору и кричала бы так громко, чтобы каждый живущий на этой планете знал, как сильно я люблю жизнь. Я бы научилась делать добро и верить, что и люди научаться делать добро другим. Я бы научилась радоваться жизни и улыбаться, пока не перестанет биться мое сердце,- я опустила руки, и не поднимая головы, продолжила.- Когда-то у меня было все, чтобы быть счастливой. Но что я теперь? Призрак, который затерян между двумя мирами.

Наступила долгая пауза.

— Иди,- тихо сказала она.

Куда?- спросила я равнодушно.

Туда где твое сердце, и ты поймешь, что делать дальше,- сказав это, она внезапно ярко осветилась и исчезла у меня на глазах.

Нет! Постой, я не знаю, что нужно делать?- но мой вопрос остался витать в воздухе.

 Мое сердце рядом с ним, следовательно, мне нужно быть в больнице.

  Я мигом побежала в сторону больницы и через несколько минут оказалась на том же коридоре. Я увидела его в палате сидящего рядом с моим физическим телом. Мое лицо было синее с множеством разных царапин, которых аккуратно зашили. Вот как я выглядела  перед смертью.  Изуродованная и вся синяя как окрашенное пугало.

  Он держался за мою руку, и говорил какие-то не связные слова о том, как сильно меня любит, о том, как хочет, чтобы я не покидала его. Сердце мое сжалось, увидев его в таком состоянии. Я осторожно подошла к нему сзади и положила руку на его плечо. Мне  захотелось закричать, что я здесь за его спиной, но я знала, что он все равно меня не услышит. Он не мог сдержать слез — тихих и горьких, а мне становилось только больнее от того, что я ничего не могла сделать. Больно глотать стекла, но еще больнее видеть страдания любимого человека, и не иметь возможности ему помочь. Я готова была попасть куда угодно, и в ад, и в рай, но лишь бы не видеть его слез, лишь бы не ломалось сердце его на мелкие горькие куски.

   Внезапно раздался визг аппарата, поддерживающий ритм моего сердца. Он начал кричать и звать докторов. Доктора мигом появились в палате.

— Что происходит? – спросил он того самого доктора.

— Кажется, мы теряем её. Вам придется выйти.

   Несколько докторов в халатах буквально выгнали его в коридор, а в палате началась настоящая битва за мою жизнь.

  Внезапно над моей головой появился яркий свет. Он словно магнит втянул меня в себя, и через мгновение, я оказалась в каком-то пространстве.

     Я очутилась на лодке. Я плыла по течению. Все было таким незнакомым, таким волшебным и таким красивым, даже вода, на которой я плыла, казалась прозрачно голубой.  На берегу меня ждала та самая женщина. Лодка причалила к берегу, и я вышла из неё. Вокруг меня пестрили сады с самыми красивыми цветами, которые я когда-либо видела. Они были так душисты, что запах приятно витал по воздуху. Все вокруг было таким прекрасным и светлым, что и на душе становилось как-то спокойно.

Я в раю?- спросила я женщину, продолжая оглядывать местность, в котором я неожиданно оказалась.

— Нет,- улыбнулась она. Рай намного лучше, чем ты себе можешь представить.

Тогда где же я?

Ты находишься на границе между небом и миром живых. Тебе выпал шанс, сделать выбор. Иди за мной, и ты сама все увидишь.

 Она повела меня за собой. Мы шли через великолепные сады, кристально чистые озера и водопады. Вокруг летали бабочки и птицы, самых ярких цветов. Все вокруг пестрило, и в ушах отдавалась спокойная музыка. Мне нравилось здесь и мне захотелось остаться.

 Мы дошли до моста, который  разветвлялся в два крыла. Под каждой из них находилась река. Одна — спокойная равнинная, другая- стремительная мятежная. Течение первой едва было заметно, она плавно несла свои воды, у неё не было ярких всплесков, ослепительных брызг. Течение  реки под левым крылом – представлял абсолютную противоположность. Вода быстро неслась, грохотала, бурлила  и, ударяясь об камни, превращалась в мутную пену.

Сейчас пред тобой стоит выбор, который дается раз тысячи лет. Перед тобой стоит две реки. Один- вход в мир живых, другой окончательно утратит твою душу, твоя душа никогда не попадет в рай или ад, а это значит — твоя душа никогда не переродится. Оно исчезнет навсегда. Ты сама должна сделать выбор, и разгадать  какой из них тот, что нужен тебе. Дальше я ничем не смогу тебе помочь! Удачи!- сказав это, она исчезла за садами.

Я осталась одна. Я понятие не имела куда идти. Ноги стали ватными, но я неслась по мостовой. Передо мной стояли две реки, но какой из них является входом? Одна из них равнинная, спокойная; другая – стремительная, порывистая- это должно служить ключом к разгадке. На что похожи эти реки? Одна из них меня убьет, одна приведет к жизни. Нужно исходить от слов — жизнь и смерть. Так на что похожа  жизнь? Похожа ли она на реку- стремительную, порывистую, что поднимает волны и ударяется об камни или это что-то спокойное, равнинное, что не имеет ярких всплесков и высоких волн. Теперь я все поняла. Жизнь не может быть спокойной и равномерной. Оно, то поднимает нас своими волнами навстречу радостям, то опускает навстречу к печалям, то бьет нас об камни, рассыпая на мелкие человеческие нервы. Смерть не может выражать какого-либо движения, оно выражает пустоту, тишину и умиротворенность. Значит вход- это буйная река. Но могло ли это служить подсказкой?

Я дошла до конца и стояла на краю обрыва. Мною владел страх, а может, я поступаю опрометчиво. Я смотрела вниз — подо мной бурлила река.

Я иду к тебе жизнь!- сказала я, и прыгнула в пустоту.

* * *

Я выбежала на крыльцо нашего дома и меня окружили высокие стройные деревья. Я ощущаю свежий запах утренней росы, будто по этой земле прошелся легкий дождь. Вокруг стоит легкая  и изменчивая осень. Ноги сами несут меня на заветное место.  Хлынул  прохладный ветер, трепетно лаская мои волосы. Где-то слышится шорох, и я понимаю, что и животные начинают  свой день. Повсюду голоса птиц, и это напоминает мне медленную и предрассветную мелодию. Оставив позади пышные кустарники, громадные деревья и вечнозеленые ели, я взбираюсь на небольшую гору, и предо мной открывается прекрасный вид сонных холмов и лесов. Словно по мановению волшебства пробуждается солнце, плавно озаряя своими лучами мир. В воздухе кружится листва и медленно разлетается по земле. Я поднимаю голову высоко к небу и ловлю себя на том, что мило улыбаюсь.  Я мысленно благодарю Бога за подаренную мне жизнь. И мне кажется, что и небо улыбается мне в ответ.

   Возвращаясь, домой вижу его сладко спящего на нашей кровати. Прислоняясь к двери, я глупо улыбаюсь, несколько минут наблюдаю за ним. Лучи солнца ярко падают на его утонченное лицо. Он тихонько храпит, жадно обнимая руками подушку. Меня это так трогает, что по щекам бегут маленькие слезинки, я ощущаю их теплоту и солоноватый вкус на моих губах, и я чувствую себя счастливой просто от того, что я могу плакать и смеяться. А что может быть лучше, чем просто жить и быть человеком?

  Всю свою жизнь я гналась за счастьем, но лишь посмотрев на жизнь там над его пропастью, я поняла, что счастье живет в каждом мгновении, в каждом человеческом шагу, и каждый прожитый день- это замечательный подарок судьбы. Нужно жить настоящим, жить каждой секундой, ибо жизнь имеет свою грань, и грань эта может наступить в любую секунду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *